«Исламское государство» выбили из Мосула. Что будет дальше?

Ahmad Al-Rubaye / AFP / Scanpix / LETA

Иракские военные в воскресенье, 9 июля, объявили об освобождении Мосула от боевиков «Исламского государства». Этот город на севере Ирака называли второй после Ракки «столицей ИГ», именно в Мосуле лидер террористической группировки Абу Бакр аль-Багдади объявил о создании исламского халифата. Теперь исламисты выбиты, также продолжается наступление на главный оплот ИГ, сирийскую Ракку.


Битва за Мосул продолжалась почти девять месяцев. Власти Ирака неоднократно принимали попытки отбить крупный (около двух миллионов жителей в довоенное время) город на севере страны, который с 2014 года находился под контролем «Исламского государства». Последняя операция началась в октябре 2016 года, поддержку иракским, курдским, ливанским и иранским военным оказывала международная коалиция во главе с США. Крупнейшая со времен вторжения США в 2003 году военная операция в Ираке (более 100 тысяч участников) оказалась успешной: уже к началу 2017 года у исламистов удалось отбить восточную часть города по одну сторону реки Тигр.

Бои за западную часть Мосула затянулись. Борьба против боевиков усложнялась тем, что на узких улицах запада Мосула не могла развернуться бронетехника, а от авианалетов коалиции боевики спасались, закрывая тканью пространство между крышами и не показываясь на улице. Зачастую жертвами обстрелов становились мирные люди — хотя из Мосула и уехали сотни тысяч человек, многие покидать город не захотели (или у них не было такой возможности). В марте 2017-го в результате авиаудара ВВС США погибли больше 200 человек в подвале одного из зданий в городе: цель была указана из Багдада иракскими военными, о том, что там прячутся мирные жители, они не знали.


Мосул — вторая «столица ИГ». Точнее, был «столицей» исламистов в Ираке до недавнего времени. Они захватили город практически без боя в июне 2014 года; иракские военные тогда оставили Мосул боевикам. Именно здесь лидер «Исламского государства» Абу Бакр аль-Багдади провозгласил создание халифата на территории северного Ирака и Сирии. После этого об ИГ заговорили повсюду: до объявления халифата эта группировка была куда менее известна, чем «Аль-Каеда» или «Талибан». Мосул был важной точкой для экспансии ИГ и позволял захватывать и контролировать окрестные территории на севере Ирака.


В городе разрушены дома и исторические здания. Последние девять месяцев Мосул постоянно бомбят, а радикальные исламисты, контролировавшие его три года, уничтожили несколько исторических зданий и музеев. В 2015 году был взорван музей Мосула, второй крупнейший в Ираке, где хранилось множество экспонатов, рассказывающих о древней истории этой местности и о Древней Месопотамии. Также была разрушена соборная мечеть аль-Нури — та самая, с которой аль-Багдади провозгласил создание халифата. Ирак обвиняет в уничтожении древней постройки ИГ, исламисты говорят, что она была разрушена в ходе бомбардировок.


ИГ теряет территории, но до победы над ним еще далеко. Ракку, сирийскую «столицу» ИГ, последние недели атакуют войска так называемых Демократических сил Сирии — вооруженной оппозиции, которая пользуется поддержкой США и других партнеров по международной коалиции. Город фактически находится в осаде, боевикам некуда бежать, но даже если Ракку захватят, «Исламское государство» побеждено не будет. Как пишет Foreign Policy, группировка перестанет быть «государством», то есть потеряет контроль над целыми регионами в Сирии и Ираке, но продолжит вербовать сторонников в Европе и устраивать теракты — то есть, фактически, станет аналогом «Аль-Каеды».

В Таджикистане убиты четверо родственников примкнувшего к ИГ экс-командира ОМОНа

В Таджикистане убиты двое братьев и двое племянников бывшего командира республиканского ОМОНа Гулмурода Халимова, примкнувшего в 2015 году к «Исламскому государству».

Родственники Халимова, сообщило МВД Таджикистана, были убиты в ночь на 5 июля сотрудниками правоохранительных органов при попытке перейти на территорию Афганистана.

Представители республиканского МВД подчеркнули, что братья и племянники экс-командира ОМОНа оказали вооруженное сопротивление. В ходе операции старший брат Халимова ранил ножом заместителя начальника УБОП МВД Таджикистана Анвара Хусейнова.

Еще трое родственников Халимова, пытавшиеся перебраться в Афганистан, были задержаны сотрудниками милиции Таджикистана, добавили представители МВД.

В середине апреля был арестован 18-летний сын Халимова Бехруз. Ему предъявлены обвинения по двум статьям УК Таджикистана, включая наемничество. Планируется, что суд в ближайшее время приступит к рассмотрению дела сына экс-командира ОМОН.

Контрактника осудили за потерю оружия в Сирии

Московский окружной военный суд вынес первый приговор в отношении военнослужащего, выполнявшего задание в Сирии. Рядовой-контрактник Артем Хилько во время операции в Сирии потерял автомат и был приговорен к небольшому штрафу.

Солдату инкриминировали статью 348 УК РФ, которая подразумевает штраф либо тюремное заключение на срок до двух лет. Прокурор попросил приговорить Хилько к штрафу в размере 50 тысяч рублей, но суд снизил эту сумму и оставил возможность для Хилько продолжить военную службу. Точная сумма штрафа, который решил наложить на служащего суд, не сообщается.

По данным «Коммерсанта», Хилько занимался приемом грузов на военной базе в Тартусе и их доставкой адресатам. Во время разгрузки он повесил автомат на борт грузовой машины и забыл взять его, когда машина отправилась. Газета отмечает, что военное следствие тщательно исследовало ситуацию с пропажей автомата, чтобы исключить версию о его продаже боевикам.

Поскольку уголовное дело контрактника стало одним из первых, возбужденных в отношении российского военнослужащего, участвовавшего в операции в Сирии, суды и прокуроры в течение нескольких месяцев не могли определить его подсудность. Сначала слушать его хотели в МОВС — ближайшем к войсковой части обвиняемого суде. Однако тот решил, что разбирательство должно проводиться в Северо-Кавказском окружном военном суде, поскольку предварительное следствие велось в Ростове-на-Дону.

КОММЕРСАНТ

ЯДОВИТЫЙ СОЮЗНИК

СИРІЯ: ДУМАЮЧИ СТРАТЕГІЧНО

Или почему Путин рискует своей репутацией и будущим России ради поддержки сирийского диктатора Асада. 

Президент Трамп назвал сирийского диктатора Асада «животным» и предупредил Путина, что тот поддерживает «человека зла» (иначе говоря, чудовище) и это «очень плохо не только для России, но и для человечества». На пресс-конференции по итогам визита в Москву государственного секретаря Рекса Тиллерсона корреспондент CBS напомнила российскому министру иностранных дел Сергею Лаврову об этом. И спросила: как долго Россия будет продолжать рисковать жизнями своих солдат ради поддержки Асада? Лавров сдержался, не повысил тона, не стал спорить. Сухо и деловито заявил: «В Сирии мы работаем по просьбе легитимного правительства, страны-члена ООН, не находящегося ни под какими санкциями Совета Безопасности». То есть, ну и что, пусть ваш президент называет Асада, как угодно. Пусть его считают военным преступником и чудовищем хоть все остальное человечество. Неважно. По старой пословице: Хоть горшком назови, только в печь не станови. Слова на Россию не действуют, — пишет Андрей Остальский в колонке на «Радио Свобода».

Отсутствие санкций Совета Безопасности легко обеспечить – в тот же день, когда государственный секретарь вел нервные переговоры в Москве, в Нью-Йорке представитель России заблокировал уже восьмую по счету резолюцию СБ по Сирии, на этот раз осуждающую применение химического оружия против мирного населения в мятежной провинции Идлиб. Злодеяние, ответом на которое и был удар крылатыми ракетами по сирийскому аэродрому, санкционированный президентом Трампом. Китай неожиданно воздержался при голосовании, что американская администрация сочла важной политической победой.

Читайте также: Новый стиль американской дипломатии

О легитимности сирийской власти, кстати, тоже можно поспорить. Понятно, как достигается ошеломляющее большинство на выборах в тоталитарных режимах, которые и выборами-то вряд ли можно считать. Как голосуют избиратели под дулами автоматов и зорким присмотром «мухабарат», сирийской тайной полиции. Да и явка (более 73%), и число голосов, якобы отданных за Асада на последних выборах 2014 года (88,7%), до того абсурдны — в условиях тотальной гражданской войны и сохранения государственного контроля лишь над меньшей частью территории страны, — что ясно: вброс бюллетеней в пользу «законно избранного» имел решающие масштабы.

Но дело не в обидных словах и определениях, а в фактах.

Конечно, туман войны многое может до поры до времени скрывать, и на сто процентов доказать применение запрещенного оружия удается нечасто (на это, видимо, и сделан расчет). Но дело ведь не только в химической атаке. В глазах большей части мира режим Асада виновен не только в использовании оружия массового поражения против собственного населения, но и других преступлениях против человечности. На руках этого режима – кровь тысяч и тысяч мирных сирийцев, в том числе детей и женщин. Людей убивают бочковыми бомбами, сжигают напалмом, травят зарином в их собственных домах и в лагерях беженцев. В тюрьме «Сейиднайя» пытки и убийства поставлены на конвейер, смертные приговоры не любящим Асада выносятся в среднем за две с половиной минуты. По данным Amnesty International, только с сентября 2011 по декабрь 2015 года в Сирии были повешены 13 тысяч человек.

Как российские правители могут не гнушаться таким ядовитым союзником? Ведь его токсичность непременно передается тем, кто решается встать рядом с ним.

И главный вопрос: зачем? Во имя чего так рисковать репутацией и будущим своей страны? Ради борьбы с терроризмом и «Исламским государством»? Этот тезис лучше оставить легковерным телезрителям российского телевидения. Ведь похожее исламское государство, правда, шиитского, а не суннитского толка, было создано аятоллой Хомейни в Иране.

Там не режут горло неверным, но пытают вполне в индустриальных масштабах и публично вешают недовольных и инакомыслящих. И за «несогласие с Аллахом», и за «недостойную жизнь», и за оскорбление чувств верующих мусульман, и за политические выступления и критику государственного устройства, причем казнят в том числе и детей. Это средневековое мракобесие и попрание человеческих прав, включая право на жизнь. Корпус стражей исламской революции с благословения аятолл занимается организацией террористических актов.
И главный вопрос: зачем? Во имя чего так рисковать репутацией и будущим своей страны?
Тегеран спонсирует организацию «Хезболла», которую большинство стран Запада, а также Лига арабских государств, считают террористической. Так вот, и Иран и «Хезболла» как раз и есть единственные союзники России в сирийском вопросе. Да и сам режим Асада разве не террористическими методами действует? От рук его солдат погибло в сотни раз больше сирийцев, чем от рук террористов «Исламского государства». Получается, что Россия ввязалась в неразрешимый межконфессиональный конфликт, в кровавую гражданскую войну, которой не видно конца и края, на стороне шиитских радикальных исламистов, пытаясь помочь им победить радикалов суннитских. Москва поддерживает одних террористов против других, заодно помогая Башару Асаду уничтожать умеренную светскую оппозицию.
По аналогии часто вспоминают советское вторжение в Афганистан. Тупая авантюра кремлевских старцев ускорила распад СССР, но понятной была хотя бы их логика: контроль над Афганистаном казался важным ходом во всемирной шахматной партии против главного противника – США и их союзников. А здесь-то какие цели преследуются? Неужели нужно ставить на кон будущее своей страны, «чтоб землю в Идлибе шиитам отдать»? Зачем это нужно Москве? В чем практические цели ее политики в Сирии? Сохранить малозначительные военные базы в Тартусе и Латакии? Да не очень-то они и нужны – разве что на случай мировой войны, да и то никакой существенной роли в ней они сыграть не смогут.

Сирия — разгромленная, размозженная, разоренная собственным правительством — никакой экономической ценности не представляет. Со своими долгами Дамаск никогда не расплатится, наоборот, с каждым днем его долги будут расти. Неужели в таком случае все дело в солидарности, в родственности душ с диктатором, который начал гражданскую войну шесть лет назад расстрелом своей «Болотной» – мирной демонстрации против коррумпированной вертикали? Но ведь Путин свою Болотную все-таки из пулеметов не расстреливал. И не вешал протестующих тысячами без разбору.

Страшная мысль приходит в голову: не означает ли солидарность с палачами, что нынешняя российская власть могла бы так же поступать – если бы это требовалось для ее сохранения? Должна же быть хоть какая-то прагматика в основе внешней политики! Это ведь не дворовая разборка одной шпаны с другой… Многие обозреватели сводят сирийскую политику Москвы к самолюбию лидера, опирающегося, впрочем, на им же усиленно взращиваемую национальную гордость великороссов.

Создавалось впечатление, что Дональд Трамп хотел бы найти благопристойный предлог для того, чтобы улучшить отношения с Путиным. Но американскому общественному мнению требуется убедительный предлог – раз уж в моде теперь внешняя политика сделок, то что-то существенное нужно выторговать взамен. Сначала Трамп предложил сократить ядерный арсенал, но Москва показала, что совершенно в этом не заинтересована. Затем поднималась тема сотрудничества в борьбе против мирового терроризма. Но и с этим вышла заминка, а тут еще химическая атака в Идлибе. Тогда, может быть, Путин согласится сдать своего союзника? Если бы Тиллерсон привез «голову Асада» из Москвы, то в ответ Вашингтон мог бы делать шаги навстречу Кремлю. И российский президент не может этого не понимать. Что пересилит: холодный расчет или гордыня?
Страшная мысль приходит в голову: не означает ли солидарность с палачами, что нынешняя российская власть могла бы так же поступать – если бы это требовалось для ее сохранения?
На самом деле, может быть, дело не в гордыне, а как раз в циничном расчете. И, возможно, этот расчет такой: что толку дружить с Трампом, если он все равно так зависим от настроений истеблишмента, прозванного популистами «глубоким государством»? К тому же на кого еще можно будет списывать усиливающиеся протесты собственного населения против коррупции и нищеты?

В любом случае центральным становится вопрос: какую цену готов платить Кремль за свою горделивую позу? А то ведь Трамп тоже горделив, к тому же еще и вспыльчив. Он может в минуту развернуться на 180 градусов и забыть все свои предвыборные обещания, решив, напротив показать решительность, как это и случилось с ракетным ударом по сирийскому аэродрому.

Может быть, Трампу не стоило вслух называть союзника Путина «животным», отправляя госсекретаря в Москву. Если у США есть желание дать России шанс отойти от края, то надо было бы пощадить самолюбие российского лидера, дать ему как-то спасти лицо. Но в кои-то веки Трамп сказал нечто, с чем полностью согласны и правые, и левые, и центристы в его собственной стране, не говоря уже о союзниках по НАТО и о большинстве арабских стран. Отступить от этой позиции теперь вряд ли возможно. Отступать тем или иным образом может только Путин. Или не отступать, но в таком случае Россия окажется по ту сторону красной черты, за которой — только положение изгоя, новая холодная война, возможно, более опасная, чем прежняя. И никакой Трамп уже не сможет помочь Москве.

Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа/Радио Свобода

США бомбит Сирию. Главное

Запуск ракеты «Томагавк» с американского корабля в Средиземном море, 7 апреля 2017 года Фото: Ford Williams / US Navy / AFP / Scanpix / LETA

Ранним утром 7 апреля США нанесли ракетный удар по Сирии. Два американских корабля запустили 59 «Томагавков» в сторону сирийской авиабазы Шайрат. Как объяснил американский президент Дональд Трамп, цель удара — предотвращение налетов с применением химического оружия против мирного населения.


Дональд Трамп приказал уничтожить авиабазу в Сирии. Об этом президент США заявил в четверг, 6 апреля, в своей резиденции во Флориде, где он принимает китайского лидера Си Цзиньпиня. По словам Трампа, нет сомнений, что Сирия при бомбардировке Идлибаво вторник, 4 апреля, применила химическое оружие и нарушила международные конвенции и требования Совета безопасности ООН. Годы попыток изменить поведение Башара Асада ни к чему не привели, сказал Трамп; поэтому он призывает «все цивилизованные нации» присоединиться к США и помочь остановить кровопролитие в Сирии.


Трамп раньше обещал не вмешиваться в дела других стран. И во время предвыборной кампании, и после избрания президентом Дональд Трамп не раз говорил, что будет договариваться с Башаром Асадом и не планирует добиваться его свержения — и уж тем более начинать военную кампанию. Свое мнение Трамп резко изменил после химической атаки в провинции Идлиб, в результате которой погибли более 80 человек.

Сразу после событий в Идлибе Трамп назвал атаку ужасным преступлением и заявил, что, возможно, пересмотрит свое отношение к Асаду. Россия вступалась за Дамаск: по версии российского МИДа, сирийские самолеты разбомбили склад террористов, на котором находилось химическое оружие (в мировом сообществе эта версия не вызвала поддержки). К вечеру 6 апреля стало известно, что Трамп обсуждал в закрытом режиме возможность авиаудара по сирийским войскам в качестве ответа на применение химического оружия.


Ракетный удар был нанесен в ночь на 7 апреля. Целью 59 «Томагавков» стал военный аэродром Шайрат, с которого, предположительно, и вылетели сирийские самолеты, несущие химическое оружие, перед атакой в Идлибе. Пентагон утверждает, что ракеты были нацелены не на людей, а на сирийские истребители, укрытия для самолетов, радары, склады с амуницией, боеприпасами и противоракетные системы. Станет ли ракетный удар разовой акцией или за ним последуют другие, неизвестно.

В Минобороны США также утверждают, что предупредили Россию об авиаударе, но не спрашивали разрешения — то есть уведомили о своих действиях. Есть неподтвержденные сведения, что сирийские военные успели эвакуировать часть самолетов с базы. Были ли на базе россияне, достоверно неизвестно; РФ использовала авиабазу Шайрат как аэродром подскока в первый год военной кампании в Сирии. Сейчас, как утверждают в Пентагоне, российских самолетов на ней не было, однако могли находиться военные советники.


Масштаб разрушений достоверно неизвестен, но аэродром, судя по всему, выведен из строя. По различным данным, в результате удара погибли трое или четверо сирийских военных, есть сведения о двух жертвах среди мирного населения. Минобороны Сирии заявляет о шести погибших. Правозащитная организация Syrian Observatory for Human Rights, базирующаяся в Великобритании, утверждает, что авиабаза полностью разрушена, в том числе уничтожена и взлетно-посадочная полоса. РИА Новости со ссылкой на источник на авиабазе утверждает, что аэродром понес значительный ущерб, а все самолеты выведены из строя.

Россияне, по всей видимости, в результате удара «Томагавков» не пострадали; по крайней мере, так заявил «Интерфаксу» депутат Госдумы Дмитрий Саблин со ссылкой на собственные осведомленные источники.


США требуется разрешение Совета безопасности ООН. Военная агрессия против того или иного государства считается с точки зрения международного права законной в случае, если это самооборона, либо после постановления Совбеза ООН о применении силы, как это было в случае с Ливией в 2011 году. Вопрос о начале военной кампании против режима Башара Асада в Совбезе поднимался неоднократно и всегда встречал противодействие России, которая имеет право вето. Очевидно, в ближайшее время Совет безопасности рассмотрит ситуацию с американским ударом. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков уже заявил, что позиция Москвы по Асаду не является «окончательной» и может быть изменена, однако это заявление он сделал до того, как Штаты нанесли удар по авиабазе.


Россия назвала удар по авиабазе агрессией против суверенного государства «под надуманным предлогом». По словам пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, США пытаются отвлечь внимание от других проблем в регионе, в том числе от гибели более чем 200 мирных жителей после авиаудара международной коалиции (воюющей с террористами «Исламского государства») в Мосуле. Авиаудар был нанесен 17 марта по запросу иракских военных. Его осуществляли на самолетах Пентагона; утверждается, что у пилотов и командования не было сведений, что в доме скрываются местные жители.

МИД России в официальном заявлении также назвал удар по авиабазе актом агрессии против суверенной страны и попыткой отвлечь внимание о инцидента более чем двухнедельной давности в Мосуле. Министерство также объявило, что официально расторгает меморандум с США об избежании инцидентов, в рамках которого страны предупреждали друг друга о действиях в Сирии.

Пентагон занялся проверкой версии о причастности России к химической атаке в Сирии

Пилоты российских ВВС отказались бомбардировать

Министерство обороны США проверяет, не участвовала ли Россия в химической атаке, жертвами которой стали десятки сирийцев. Об этом сообщает агентство Associated Press со ссылкой на неназванных американских представителей.

Агентство Reuters сообщает, что у США нет информации о причастности России к химической атаке, но американская администрация проведет расследование таких фактов, если они появятся.

По сведениям CNN, существует предположение, что российский самолет через пять часов после химической атаки сбросил бомбу на больницу, куда были доставлены пострадавшие, с целью сокрытия свидетельств применения химического оружия.

Официальной информации о каких-либо подозрениях в адрес России нет.

Бомбардировка с применением химического оружия произошла 4 апреля в городе Хан-Шейхун в сирийской провинции Идлиб. В результате налета погибли десятки людей, сотни пострадали. Западные страны возложили ответственность за бомбардировку на правительственную армию Сирии. Официальный Дамаск отвергает эти обвинения. Россия призвала провести международное расследование.
7 апреля США нанесли ракетный удар по сирийской военно-воздушной базе, откуда якобы вылетали самолеты, бомбившие город Хан-Шейхун. Россия обвинила американскую администрацию в агрессии по отношению в суверенному государству.

ХЛОРОВЕ ПЕКЛО

Хлорове пекло - Про війну - TCH.ua ТСН

Не можна було навіть сигарету підпалити – тільки щоб літаки знову не почали бомбардувати.

В останні місяці облоги контрольованого повстанцями східного Алеппо атаки із застосуванням різних видів зброї збільшилися вдвічі. Режим Асада хотів провести сухопутний наступ на цивільні райони. Обстріли ставали несамовитими – із моря активували протибункерні ракети, застосовували парашутні, кластерні і вакуумні авіабомби. Це окрім традиційних бочкових бомб, які провладні сили застосовували проти повстанців. Це призвело до блискавично швидкої втрати контролю над значною частиною території і захоплення її сектантськими військами Асада.

Але напочатку грудня бочкові бомби були вже не такими, як кілька останніх років. Ні, вони були зовсім інакшими. Не лише збільшувалася інтенсивність вибухів, коли одночасно активувалися кілька бомб. Тепер бочки були з хімічними речовинами. Їх і раніше застосовували і в Алеппо, і в інших містах Сирії. 21 серпня 2013 року влада застосувала нервово-паралітичний зариновий газ у Гуті. Ракета із хімічною речовиною влучила в один із районів Гути – Маадамію, вбивши 1400 мирних сирійців. Того ж року хімічні атаки сталися в Хан аль-Асаль, в Алеппо, в Хомсі, в Талбесі.

У грудні, коли сирійський режим посилював атаки на сході Алеппо, жителів міста, серед яких був і я, сколихнула масштабна хімічна атака. Сили Асада з російською підмогою одночасно посилювалися на землі, оточували східну частину міста, що призвело до катастрофи в місті, де перебували на той час більше 300 тисяч людей.

Наші найгірші страхи справдилися. Хімічні атаки прокотилися цивільними районами не лише Алеппо, а й інших міст по всьому сході країни. Помирали мирні сирійці.

Я спокійно йшов вулицею, над містом, як завжди, ширяли військові літаки. Раптом вони почали скидати бочкові бомби. Я взяв таксі, щоб ближче під’їхати до того місця, звідки із криком бігли люди. «Це бомби з хлором», – намагалися вони попередити інших. Я вийшов із таксі – водій не захотів під’їжджати ближче.

Я наближався, прикривши обличчя верхнім одягом, щоб не вдихати токсичний газ. Але це не допомогло, запах був нестерпним, отруйне повітря обпалювало мій ніс і горло, я почав сильно кашляти.

Я трохи зупинився, але потім продовжив йти. Карети швидкої мчали на допомогу постраждалим. Більше 50 людей, переважно це були жінки і діти, транспортували до лікарні «Аль-Кудс», де їхні тіла обмивали водою, щоб вони змогли хоч трохи дихати.

Тієї ж ночі сталася ще одна хімічна атака у кварталі Карм-Хомад. Тепер скинули дві бомби. Швидкі помчали туди. На вулицях не було нічого видно, водіям не дозволяли вмикати фари автівок, не можна було навіть сигарету підпалити – тільки щоб літаки не помітили людей і не почали знову бомбардувати.

Це було так важко – ти чуєш крики про допомогу, але нічого не можеш зробити, тільки молитися.
Зуір аль-Шималь
Десь через 15 хвилин після того, як швидкі почали звозити поранених від попередньої атаки, почалися обстріли лікарні і довколишньої території. Паніка і хаос заполонили кімнати і коридори. Всі кричали і голосили, боячись, що бомба влучить у будівлю і вб’є їх усіх. Зрештою, три бомби влучили в будівлю лікарні. Три людини отримали поранення.

Згодом все повернулося на круги своя, про постраждалих від цих атак попіклували і вони прокинулися в новому важкому дні: тепер літаки проносилися дуже низько – одні обстрілювали, інші просто залякували жителів своєю присутністю.

8 грудня бомбардування настільки посилилися, що висосуватися зі своїх будинків означало вірну смерть. Але мені потрібно було поїхати на схід Алеппо в район аль-Калеш, щоб зробити там репортаж про атаки і дізнатися, як почуваються мої друзі, які постраждали внаслідок попепердніх атак. Коли я туди їхав, почало лити як із відра – із бочкових бомб. Багато з них вміщували хімічні речовини. Я сховався в найближчій будівлі. Там не було підвалу, на дах вибігти також не можна було, тому я сховався в коридорі й через деякий час відчув нестерпний запах газу. Я важко кашляв, ледь дихав і ледь рухався. Разом із іншими людьми, які ховалися в цій будівлі, я намагався повільно вибратися і перейти на іншу вулицю. Але нам нічого не вдалося – зовні продовжувалися шалені обстріли.

Повітря було жовтого кольору, ми закривали обличчя мокрими рушниками, мої очі сльозилися, я не міг контролювати своє тіло. Ми не знали, чи потрібна комусь допомога, чи там є мертві, ми нічого не бачили. Тоді вбили двох людей, 70 – дістали поранення.

Таких атак було ще багато. Ми щільно замикали двері в наших будинках, обличчя закривали мокрими рушниками.

Під час однієї з них,  переховуючись у будинку, я почув голос чоловіка, який благав про допомогу. Обстріли були інтенсивними, ми не могли вийти назовні, бо могли загинути самі. Це було так важко – ти чуєш крики про допомогу, але нічого не можеш зробити, тільки молитися. За кілька хвилин його голос стих, і коли обстріли вщухли, ми побачили, що цей чоловік, як й інші, хто був на вулиці, загинув.

Використовуючи хімічні атаки в Алеппо під час грудневої облоги, та й перед тим, сили Асада хотіли ввійти швидше і глибше в місто, безперешкодно, щоб перед переговорами з повстанцями в Женеві й Астані мати важелі впливу. Так і сталося. Із допомогою Росії місто могли добити 24 години поспіль.

Режим Асада і Росія могли спокійно відвойовувати території, адже міжнародна спільнота адекватно не реагувала на масові вбивства у взятому в облогу місті. Вони дозволили провладним силам взяти місто за будь-яку ціну, незважаючи на кількість смертей. Вина за всі ці жертви лежить не лише на Асаді і Росії, але й на Євросоюзі, а особливо на США, тому що вони нічого конкретного не зробили, окрім заяв із вимогами припинити злочини, які не припинялися аж до мирних переговорів і запровадження режиму припинення вогню. Але про що це я? Вбивства тривають і досі.

Трамп уже влияет на ситуацию в Сирии

Пожалуй, самый известный медийный проект Дональда Трампа — это реалити-шоу «Кандидат» на Эн-би-си, в котором Трамп, в общем-то, играл роль самого себя и подвергал различным испытаниям тех, кто хотел работать в его бизнес-структуре. Трамп не только играл в этом шоу главную роль, но и успешно продюсировал его, что доказывает, что он не только отели умеет строить, но и очень неплохо понимает современный шоу-бизнес, что сильно недооценили его противники во время избирательной гонки. До того как Трамп запустил свой президентский слоган «Make America great again!» («Сделаем Америку снова великой!»), в общественном сознании он ассоциировался с совсем другой фразой, а именно «you’re fired!» («ты уволен!») — именно так он кричал на нерадивых участников своего телешоу. Некоторые американские комментаторы даже пишут, что избиратели могли голосовать за него как раз ради того, чтобы увидеть, как он устроит среди вашингтонских чиновников такой же разнос, какой он делал на ТВ. Пока, по крайней мере под телекамеры, Трамп ведёт себя сравнительно сдержанно, тем более что и официальных прав у него особо-то и нет, но в прессу уже утекают сведения о том, что он делает за закрытыми дверями.

Например, USA Today, газета, которая очень скептически относится к новому президенту, сообщает, что первыми жертвами Трампа стали генералы Пентагона. Перед ними поставлена негласная задача — разработать план массовых и эффективных бомбовых ударов по ИГИЛ*. Срок на всё — 30 дней, с непредсказуемыми негативными последствиями для тех генералов, которые не выполнят поручение или плохо с ним справятся. Источники американских журналистов даже жалуются, что тех же генералов вполне могут заставить — приготовьтесь — сотрудничать с Россией и даже обмениваться информацией с российскими ВКС, что для многих высокопоставленных военных в США еще хуже, чем засунуть погоны в шредер. Сейчас я объясню, почему план «массированных бомбардировок ИГИЛ» — это важно. Вспомните, что постоянно говорят наши дипломаты и военные о действиях США. Американцы вот уже несколько лет якобы бомбят ИГИЛ, но количество вылетов мизерное, а среди знаковых успехов фигурирует уничтожение, ну, например, двух экскаваторов ИГИЛ. Понятно, что бомбардировки проводились таким образом, чтобы не навредить террористическим группировкам, которые спонсируются Катаром и Саудовской Аравией и которые группа Клинтон считала главным инструментом в борьбе с Асадом.

А сейчас получается, что Трамп, фактически под угрозой увольнения, будет заставлять американскую военную машину действительно бомбить своих вчерашних союзников. Лучше всего в этой ситуации сориентировался Обама, которому нужно, наверное, вручить утешительный приз как самому изворотливому американскому политику. После трёх лет бездействия, после того как его мирную сделку с Путиным сорвали как раз сторонники Клинтон (ну, те самые «силы в Вашингтоне», о которых говорил Путина на «Валдае»), уходящий американский президент решил оттянуться на полную катушку. Вот что пишут американские СМИ сегодня. Washington Post со ссылкой на высокопоставленных чиновников уходящей администрации пишет, что Барак Обама распорядился найти и уничтожить главарей террористической группировки «Джебхат ан-Нусра». И хотя, конечно, лучше дождаться официальных заявлений, можно предположить, что информация точная, так как Washington Post — это газета с хорошими источниками в Демократической партии США.

Зачем это всё нужно Обаме? Во-первых, это возможность доделать то, что ему не дали сделать несколько месяцев назад. А во-вторых, это возможность уйти из Белого дома с имиджем великого борца с терроризмом. Вы же помните, что лавры «убийцы бен Ладена» фактически забрала себе Хиллари Клинтон, а теперь у уходящего президента появилась возможность сравнять счёт и, если повезет, даже лишить Трампа возможности получить лавры активного борца с терроризмом, который начал настоящие бомбардировки ИГИЛ.

И тут нужно сказать, что последствия этих решений все понимают без какой-либо конспирологии. Например, тот же Washington Post вышел под заголовком «Обама приказывает Пентагону атаковать союзников «Аль-Каиды»* в Сирии, которые являются одной из главных сил, воюющих против Асада». В переводе с журналистского на обывательский это звучит так: «Караул! Обама решил замочить наших главных союзников и передумал снимать Асада!». Замечательно же.

Трамп еще даже не вступил в должность, но уже есть обнадеживающие изменения в том, как действуют американские политики и военные. Некоторым просто не хочется услышать в свой адрес коронную фразу Трампа «Ты уволен!», а другие просто пытаются напоследок решить свои собственные проблемы, но это нас вполне устраивает. Уже сейчас понятно одно — жизнь у противников Асада и России в Сирии будет очень нелегкой, а когда российская боевая группа, подошедшая к берегам Сирии, начнет свою работу, им станет совсем трудно. Сейчас им остаётся надеяться только на настоящее чудо.

На Мосуле линии фронта: Достижения в бою, но Peril изолирован

Мосул, Ирак — После трех месяцев боевых действий, борьба, чтобы вернуть Мосул вступила в новую главу, но обширный арсенал исламского государства автомобильных бомб и террористов жилетах далеко провел и большая часть гражданского населения по-прежнему в ловушке.

В пятницу, правительственные силы толкнули боевиков через реку Тигр, который делит город. С частичной победы в поле зрения, небольшая группа журналистов были приглашены правительством, чтобы сообщить из осажденного города.

Настроение среди войск было в основном праздничная: Исламское государство было на бегу. Но борьба была еще далека от завершения, и опасность все еще слишком реальна. С другой стороны Тигра — всего в нескольких сотнях ярдов от дома и до 750000 человек — боевики по-прежнему под контролем.

Продолжить чтение основной сюжет

Семьи , бегущие Al Thaqafa. КредитАйвор Прикетт для The New York Times

Я был встроен с блоком спецназа под руководством штаба полковника Муханад Саад. Эти солдаты являются одними из лучших солдат иракской армии. Они столкнулись с исламским государством мины — ловушки, боевиков и, возможно , самым страшным из всех, подрывы автомобилей бомбардировщики. В какой -то момент, войска направили винтовки ввысь , чтобы сбить ISIS беспилотник , несущий взрывной полезный груз.

Продолжить чтение основной сюжет

Иракские солдаты целить в исламском государстве гула. КредитАйвор Прикетт для The New York Times


Поскольку наша колонна танков, бронированных бульдозеров и Хаммеров вилась через город, небольшие группы коммандос отслаивается искать дома, в которых, по их мнению боевики скрывались. Опасаясь ловушками, они тщательно перемещаемых через здания, заглядывая в шкафы и позади кушетки, всегда осторожны, чтобы не двигаться ничего, что могло вызвать самодельную взрывчатку.

Боевики, которые остались в восточной части Мосула были там, чтобы сражаться до смерти. Медленно, солдаты снимала бойцы один за другим. Тело одного бойца был найден развалился в закрытом подъездной дома на улице листвой в престижном районе Андалус. Его пыльная, искажаются тело было расходится с тем, что до сих пор была красивой и спокойной части города.

Мальчик, не более 10, появился из соседнего дома и вряд ли дал жуткую сцену на пороге второй взгляд.

Продолжить чтение основной сюжет

Тело исламского государства борца в Андалус. КредитАйвор Прикетт для The New York Times


Хотя большая часть самых ожесточенных боев закончилась, солдаты все еще были в состоянии боевой готовности для террористов-смертников автомобиля, страх хорошо обоснован.

Иногда, радио будет потрескивать с новостями о том, что автомобиль-смертник был замечен неподалеку. После нескольких напряженных минут, мы бы услышать звук ракеты, выпущенной коалиционного военного самолета и автомобиля взрывными темпами.

В один момент, подозрительный автомобиль сообщалось рядом и направляясь прямо к нашей позиции.

Бомбардировщик прорвали линию припаркованных автомобилей, предназначенных, чтобы остановить только такую ​​атаку, и взорвал взрывное устройство. Огненный шар уничтожил два Хамви и ранены четверо военнослужащих.

Бомба разрушенной близлежащие окна, оставил кратер размером с валун, и бросали горящие куски транспортного средства на первом этаже соседнего дома.

Продолжить чтение основной сюжет

Иракский солдат движется в нужном положении. КредитАйвор Прикетт для The New York Times


Медленно, жители вышли из своих домов, чтобы поприветствовать и поблагодарить своих освободителей. Заметно бледного и худого, предположительно, от проводя дни в закрытом помещении вдали от боевых действий, мужчины с опаской выглядывали из передних ворот своих домов «, в то время как женщины и девочки внутри махнул рукой и закричала.

Продолжить чтение основной сюжет

Семья , бегущая минут после взрыва машины. КредитАйвор Прикетт для The New York Times


Большая часть работы солдат был медленно. Клиринговые палаты, комнату за комнатой. Или искать огромный, незаконченный мечеть в Аль Thaqafa города.

Продолжить чтение основной сюжет

Иракские солдаты очистили мечети в Аль Thaqafa. КредитАйвор Прикетт для The New York Times

Несколько военных снайперов заняли позиции на балконах некогда роскошного Ниневийской International Hotel. Оттуда они могли смотреть через Тигре, мониторинга и ориентации своего врага несколько сотен ярдов.

Продолжить чтение основной сюжет

Иракский солдат в International Hotel Ниневии. КредитАйвор Прикетт для The New York Times


Многие жители смогли покинуть нашли убежище в лагерях на окраине провинции Ниневия и в Иракском Курдистане.

Продолжить чтение основной сюжет

Внутри незаконченной мечети в Аль Thaqafa. КредитАйвор Прикетт для The New York Times

Гуманитарная ситуация в восточной части Мосула неутешителен. Большинство организаций по оказанию помощи избежали линии фронта из-за соображений безопасности.

Тысячи людей были вынуждены покинуть восточной части Мосула, как усилились боевые действия и линии фронта сместились. Все пять мостов реки Тигр, который соединил город был разрушен в авиаударов в конце прошлого года.

Продолжить чтение основной сюжет

Поврежденный мост Аль Трусливых, в районе , который был повторен. КредитАйвор Прикетт для The New York Times

Такие утилиты, как проточная вода и электричество не существуют во многих районах, и в городе не хватает элементарной медицинской помощи.

Продолжить чтение основной сюжет

Раненый был переведен в машину скорой помощи. КредитАйвор Прикетт для The New York Times


По мере того как битва движется на запад, гуманитарные организации обеспокоены 750.000 людей все еще находящихся под контролем исламского государства в западной части города.

Продолжить чтение основной сюжет

А дома в восточной части Мосула поврежден бомбой автомобиля. КредитАйвор Прикетт для The New York Times

Хотя иракские силы и коалиции авиаудары пытались избежать жертв среди гражданского населения, не избежать того факта, что эта борьба происходит в густонаселенном городской среде.

Продолжить чтение основной сюжет

Автомобиль был использован для блокирования автомобиля бомбардировщиков в Аль Thaqafa. КредитАйвор Прикетт для The New York Times


Один человек, Халид Мохаммед Касим, 42, хотел проверить на муки заводе, где он работал в течение 15 лет в качестве водителя. Во время прогулки, он и его 16-летний сын, Зайд Халид Мохаммед, были убиты, когда они были поражены придорожной бомбы, сказал племянник мистера Касим в.

Продолжить чтение основной сюжет

Иракский солдат занял позицию в минаретом. КредитАйвор Прикетт для The New York Times


Они были похоронены вместе на кладбище в Gogjali, пригороде, где могильщики говорят, что они хоронят около 10 человек каждый день. В боевые действия распространяется на западную половину города, они сказали, что они в скором времени будет более напряженным.

Продолжить чтение основной сюжет

Зайд Халид Мохаммед был похоронен в Gogjali. КредитАйвор Прикетт для The New York Times